Город Рязань
Структурные подразделения администрации города Рязани
Официальное опубликование Противодействие коррупции Инвестиционный атлас Туризм в городе Рязань Интернет-приемная Справочник Районы города
Анонсы Объявления

Белова Зоя Васильевна

Белова Зоя Васильевна

Искусство всегда обращено к душе человеческой, к лучшему, что есть в ней, к затаенному свету человечности.

Народная артистка России Зоя Васильевна Белова вот уже полвека несет свет души истинно русской женщины людям, нам - рязанцам. Ее вклад в развитие театрального искусства заметен и ощутим.Она широко известна также и как общественная деятельница. Ее не раз избирали в различные органы власти и самодеятельные организации.

Словно груду драгоценных камней, бережно выложила она на стол маленькие, разных цветов и калибров, книжечки-удостоверения: депутата городского Совета, члена общества "Знание", члена облсовпрофа, делегата областной партконференции... Ордена, медали... За эти семнадцать лет ее Родина сделала почти немыслимый зигзаг в своей истории, поменяв полюса ценностей. Но, видно, всегда были и будут люди, ценность которых при любых политических бурях неизменна, ибо живут они с детства по одному закону: "Надо жить и честно исполнять свои обязанности".

Об обязанностях Зоя Васильевна Белова знает много с самого детства. В дружной семье крестьян Подмосковья она была старшей. В день смерти отца ей было двадцать лет, а младшей сестре - не было и года.

Самыми яркими впечатлениями детства, оставившими память и определившими очень многое в ее жизни, были два.Светлое пасхальное Воскресенье. Строгая бабушка Устинья, держащая внучку за руку во время крестного хода. Мама, поющая в церковном хоре, и она, Зоя, внизу, смотрящая с восторгом на свою замечательную мамочку. И вновь бабушка Устинья, как бы дающая наказ: "Имей, Зоенька, Бога в душе, церковникам не верь - обманщики". И над всем - сладкий, таинственный запах ладана и восковых свечей.

...Ноябрьское лервоснежье. Она - тринадцатилетняя девчонка, вместе со своей ровесницей тетушкой Тоней, бредет с салазками, огромным кошелем и маленькой корзиночкой. Впереди двенадцать километров дороги. Из деревушки, где собралась вся семья, им надо добраться до родительского дома в Дмитрове. Боевое задание деда: забрать кур, кота и живыми вернуться домой.

О смешная самонадеянность юности! Ни разыгравшийся над их головами воздушный бой, где насмерть сражались немецкие мес-сершмитты и русские ястребки, ни начавшийся чуть позже артобстрел не смогли умерить их восторга от такой вот вылазки в "тыл врага". А дома, чуть отдышавшись, вдруг услышали: "Дорогие братья и сестры". Этот металлический с чуть заметным акцентом голос, лившийся из репродуктора, не узнать и не запомнить было нельзя. Сталин. Этот голос стучался прямо к ним в сердца, убеждал: за нами - победа, за нами - правда. Эта вера требовала одного: трудиться не покладая рук и помогать каждому, кто рядом, нести людям счастье и радость.

Во время войны среди деревенских ровесниц она ничем особенным не выделялась - полола, косила, жала, молотила тяжелым цепом. Такая работа доставалась ей в дедушкином колхозе. Не было поблажек. Голодала, уставала, недосыпала, а в душе по-прежнему ликовало заветное: мы победим, победим, победим. И лишь в одном и ровесники, и взрослые негласно отмечали: когда Зоя читала стихи, у людей что-то переворачивалось в душе. Потому-то и говорил, и внушал ей любимый учитель Александр Николаевич Чудовский: тебе надо идти в артистки.

1945 год стал для Зои Беловой годом двойной победы - Победы ее народа в Великой Отечественной войне и ее личной победы: она поступила в Московское городское театральное училище, что располагалось тогда в театре имени Маяковского. У нее появилась еще одна заповедь: "Театр - храм. Священнодействуй или убирайся вон". Это огромными буквами было буквально вычерчено в главном зале училища.

Эту заповедь пронесла она через все свои пятьдесят профессиональных лет. Главное в театре - зритель, а не ты, артист. Ему не важно, что у тебя самой на душе, важно, что ты заложишь в душу. И бывало трудно выйти на сцену и играть. Играть в комедии "Красавец-мужчина" через день после смерти мамы. В день смерти папы изображать Валю Борц в "Молодой гвардии", после похорон бабушки Тани встречаться со зрителем в "Девушках с улицы Надежды". Да и вряд ли хоть один из зрителей почувствовал ее боль и скорбь. В театре надо священнодействовать и думать не о себе. Для кого-то это просто нереально, для нее - само собой разумеющееся.

Кроме таланта, у артиста должна быть удача. А этот маленький, юркий бесенок неуловим, хотя и готов порой сесть прямо в раскрытые ладони. Когда Зоя была студенткой, на спектакль "Глубокая разведка", где она по очереди с подругой играла ведущую партию, был приглашен художественный руководитель Камерного театра, чтобы посмотреть подающую надежды Белову, а она, поменявшись с подругой, уехала к маме. Вернулась, как положено, к третьему акту, что начинался с ее пения за кадром, и услышала: "Ванин приезжал тебя смотреть. Теперь уже больше не приедет". Да, видно, не судьба была стать Зое звездой столичного театра. А вот звездой провинциального стала такой, что лучи ее высветили и столичные сцены.
До сих пор памятен триумф рязанского спектакля "Святая ночь", поставленного по пьесе Петера Карваша режиссером Георгием Соколовым. Они стали победителями Всесоюзного театрального смотра-конкурса. Запомнились слова Г. А. Товстоногова на банкете в ВТО: "Во какая мы периферия". Запомнился и прием в Чехословацком посольстве, когда автор чех Петер Карваш признался: "Ваш режиссер и вы сказали все, о чем я подспудно думал, но не знал, как выразить".

За спиной у З.В. Беловой и Кострома, и Пенза, и Тамбов, а прижилась она в Рязани, что стала для нее истинной родиной. Дорогим, близким городом, во благо которого трудилась она не только на сцене. Целый сонм общественных обязанностей эффектным шлейфом тянулся за ее театральным платьем.

Да я и сама с Зоей Васильевной познакомилась отнюдь не на театральной сцене. Ее тепло и душевность почувствовала на одной из многочисленных встреч в клубе книголюбов.

Помню черную трагичную фигуру в чадре, помню проникновенные слова о любви, мире, слова скорбящей матери о сыновьях. "Сказ о матери" произвел тогда огромное впечатление. Это было мое первое открытие человеческого и артистического таланта Зои Васильевны. Человеческого потому, что никогда не слышала я от нее отговорок при просьбе - выступить, принять участие в разговоре о книгах, о душах, о жизни и любви. Обнажить себя не через театральную постановку, а через прямой разговор в камерной аудитории, показать именно свою личность, свой взгляд на поэта, жизненную ситуацию может далеко не каждый. Зоя Васильевна могла и может до сих пор. Пропустить через себя чужое творчество, чужую боль, чужую радость - вот, видимо, один из секретов ее неувядающего таланта.

Со знаменитым рязанским Есениным, в общем-то, скрытым от ее поколения, столкнулась еще в училище. Помнит до сих пор и исполнителя. Вахтеров читал со сцены: "О, Русь, малиновое поле..." А она, закрыв глаза, представляла свое Святогорово - это же все было ее (про нее). Как ее потом стала и любимая по сей день "Лебедушка" - это же ее мама, бабушки, тетушки раскинули руки, чтобы защитить их, маленьких, от войны, от беды, от людских невзгод.

Оттуда, из юности, ее святое, ее уважительное отношение к материнству. Навсегда в памяти голос сестры Есенина Александры: "Плохо это, артистка. О брате не пишите и не ставьте ничего" (тогда они ездили в Константинове с драматургом Водолазовым и его ставшей похожей после всех инстанций на общипанную Лебедушку пьесой "Песни звериных трав"). Это были годы, когда звезду Есенина прятали в росных травах Рязанщины. Но она не могла не взойти. И чуть позже было дано ей, Зое Беловой, сестринское благословение на постановку пьесы Николая Шундика "Сергей Есенин", где все же ей, тогда уже Народной артистке, роль матери не дали. Правда, чуть позже во втором круге сыграет она заветную партию.

Вспомнились поэтические строки, которые когда-то поразили меня:
А слезы, детям кажутся игрушками,
Ведь каждая как шарик голубой.
Им не понять, когда от боли рушимся,
Им хочется потрогать эту боль.

Нам, зрителям, актриса давала возможность "потрогать эту боль". Чем отличается поэтическая композиция от театральной постановки? Там, в постановке, актер - палочка в руках дирижера-режиссера и автора. Здесь, в композиции, его личностное восприятие внутреннего мира поэта превалирует над всем. У каждого из нас свое видение творца. Из океана его поэзии мы строим собственный островок любви и ненависти, радости и горести. У каждого свой Пушкин, свой Есенин, своя Цветаева. Зоя Васильевна дала нам, горожанам, возможность прикоснуться к ее Полонскому, к ее Цветаевой, к ее Ахматовой.

Встреча с Цветаевой в трактовке Беловой стала для меня откровением. Большинство исполнителей тяготели к Цветаевой-любовнице - непокорной, страстной, не подчиняющейся никому и ничему. А тут - страждущая, неизбывная боль матери, ее вина, ее отречение, ее поклонение и любовь ее. Вот такой я ощутила Цветаеву-Белову в тот далекий-далекий вечер на очередной встрече в "Олимпе". А потом будет Ахматова, чья боль за сына и верность прольются на нас живительным потоком...

Материнство - это любовь и ответственность за другого человека. Всегда. И во всем. И не только родного по крови. Даже не верится: блистательная Зоя Белова в 2001 году отметила свою золотую свадьбу. В наш век, век разводов и легких интриг, пронести, не бросая, общий крест жизни - уже подвиг. И когда порой опускались руки (в семье всякое бывает), вспоминались слова сына: "Вот вырастем, тогда и решайте свои вопросы". Вот выросли и сын, и дочь, внучки подросли, а семейный возок тянется и тянется вперед, и не отступать, не разламывать его нет желания. Несколько поколений из простой крестьянской семьи учили ее терпению, мужеству, пониманию другого человека. Великой женской мудрости жить с богом в душе, а значит, в повседневной преданности семье и своему делу.

За что ухватиться актрисе, когда из рук уплывают молодость и красота, чем удержать ей зрителя, как сохранить сцену как радость общения, а не как каторгу труда? "О если бы молодость знала, о если бы старость могла..." Помните Василия Федорова.
Я не видела ее ошеломляющей Маши в "Живом трупе", ее роскошной Дженни Герхард в одноименной постановке. Я видела ее Сару Бернар в "Смехе Лангусты" и ее бабушку в пьесе "Игры на закате".
Все эти роли глубоко пожилых женщин, но позабыть их нельзя даже через десятилетия. Они - вне возраста. Они - это они.
"Я не играю на сцене возраст, я играю судьбы, - скажет Зоя Васильевна и добавит: - когда мне предложили роль бабушки в последней пьесе, я сказала: "Мне не интересна просто бабушка. Мне интересна трагедия женщины, не сумевшей воспитать внука. Мы ответственны за наших детей". Играть Мудрость, играть Личность можно всегда. Главное самой не застрять в амплуа беспечной юности, главное изо дня в день пополнять копилку своей души и разума. И тогда годы не властны даже над такой капризной профессией, как профессия актрисы.

Все это она умела и умеет. Все это невидимо создавалось в самой повседневности: и тогда, когда, несмотря на мороз и слякоть, добиралась она до отдаленных ферм районов, и тогда, когда голос ее звучал в воинских частях, и тогда, когда она отстаивала чьи-то интересы на профсобраниях и больших форумах, и тогда, когда она, глотая слезы, читала анонимки на самое себя, и тогда... В общем, жизнь состоялась. Достойная жизнь. И пусть дорога была усыпана не только лаврами, она вела вперед и вперед.

За спиной двадцать два года партийной деятельности, хотя членом КПСС она стала лишь в 34 года, когда поверила словам: "Такие, как Вы, нужны партии". Она всегда делала лишь то, во что верила. А веря, вкладывала душу в любое дело, потому-то была членом обкома, членом горкома партии и секретарем партбюро театра, председателем областной культурно-шефской комиссии. А последние годы она бессменный член президиума областного Совета женщин. И это тоже не случайно.

Неотъемлемые воспоминания ее ранней юности - военные госпитали. Ну чем порадовать, чем ободрить могла она их, усталых, в бинтах и при костылях бойцов великой Родины и великой грядущей Победы, в которую страстно верила с того самого заветного дня 1941 года! И нашла. Им, порой отчаявшимся, читала "Девушку и Смерть" Максима Горького. Эту страстную песню о всепобеждающей любви. Читала и верила, что это последняя война на земле, последние ее госпитали.
А недавно, на исходе 99-го, последнего года столетия, вновь стояла перед ранеными мальчишками. И вновь, глотая слезы, читала им, внукам ребят сороковых годов, "Девушку и Смерть". Вновь говорила о любви и ее победе, упрямо веря, что "материнства не взять у земли, что должен когда-нибудь труд тысяч творцов рассеять черное облако зла над планетой, над ее Родиной.

А чуть позже пришла нечаянная радость - малая родина Зои Беловой вспомнила землячку. Ей было вручено свидетельство "За выдающиеся заслуги перед Отечеством". Библиографическая комиссия Дмитровского района Московской области признала ее лучшей дмитровчанкой XX века в номинации "Лучший артист".
Вместе с ней этому сообщению радовалась вся ее артистическая семья - муж Юрий Павлович, сын Павел и дочь Ирина Розанова, ставшая звездой киноэкрана. Все они беззаветно преданы искусству, несут радость людям.

По древней мудрости человек оправдает свою жизнь на земле, если посадит дерево и вырастит ребенка. Зоя Белова посадила и вырастила дерево своего творчества. И сумела при этом одному из рожденных ею детей заронить в душу божью искру театрального вдохновения и преданности выбранной матерью профессии.
Еще маленькой ее Ирочка говорила: "Вырасту, буду, как мама, актрисой". Как часто мы отмахиваемся от подобных детских заявлений. А вот ведь выросла и стала... актрисой. И какой?! Лауреат Женевского кинофестиваля, лауреат премии "Золотой Овен", кинофестиваля "Созвездие", лауреат кинофестиваля "ДЮК-2". Это все она, теперь уже заслуженная артистка России - Ирина Розанова. Еще в ГИТИСе она дебютировала в театре Маяковского в пьесе Володина "Блондинка". А сейчас уже сыграно 60 ролей в кинофильмах известных режиссеров. Особую популярность придал Ирине телесериал "Петербургские тайны". Ирину-Наташу теперь узнают на улицах.

Судьба вывела актрис рода Белова-Розанова на новый виток и в то же время повторила маму в дочери. Много лет назад играла Зоя Васильевна Белова Марию Петровну в пьесе Александра Островского "Дикарка". Сейчас по этой же пьесе к 175-летию писателя снимается фильм. И в нем исполнение роли Марии Петровны поручено Ирине Розановой. Зоя Васильевна мечтает о просмотре этого кинофильма. Интересно, как через десятилетие дочка интерпретирует эту любимую театральную мамину роль.

Скончалась 18 февраля 2015 года.

Людмила ГОЕНКО.

ЗОЯ ВАСИЛЬЕВНА БЕЛОВА НАГРАЖДЕНА ОРДЕНОМ ДРУЖБЫ НАРОДОВ И ОРДЕНОМ ПОЧЕТА, МНОГИМИ МЕДАЛЯМИ И ДИПЛОМАМИ. НАРОДНОЙ АРТИСТКЕ РСФСР З.В. БЕЛОВОЙ РЕШЕНИЕМ ИСПОЛКОМА РЯЗАНСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ ОТ 25 МАЯ 1989 ГОДА ЗА № 278 ПРИСВОЕНО ЗВАНИЕ "ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН ГОРОДА РЯЗАНИ".


По материалам книги "ПОЧЕТНЫЕ ГРАЖДАНЕ ГОРОДА РЯЗАНИ"