Город Рязань
Структурные подразделения администрации города Рязани
Официальное опубликование Противодействие коррупции Инвестиционный атлас Туризм в городе Рязань Интернет-приемная Справочник Районы города
Анонсы Объявления

Коростылев Вячеслав Васильевич

Коростылев Вячеслав Васильевич

Вячеслав Васильевич Коростылев - человек известный в нашем городе и области, да и во многих городах и весях России, а также за рубежом. Его знают не только как директора областного научно-методического центра народного творчества, но и как талантливого этнографа, автора интересных проектов в области народного творчества, учредителя и главного редактора «Рязанского этнографического вестника» - журнала уникального, в своем роде единственного в стране.

Благодаря Коростылеву Рязань стала своеобразной этнографической столицей России...

С чего все началось? Да, наверное, корни всей сегодняшней деятельности Вячеслава Васильевича, основы характера - там, в детстве. Родился В.В. Коростылев 12 июля 1947 года в городе Сасове. Здесь же прошли его детские и школьные годы. В семье было четверо детей: два брата и две сестры. Прокормить такую семью непросто, благо, что дети помогали родителям вести хозяйство.

В школе любимыми предметами Вячеслава были история, география, литература, астрономия. Предметы, которые позволяли мысленно уйти в глубины прошлого или улетать в мечтах далеко-далеко к неведомым межзвездным мирам. Вячеслав Васильевич с душевной благодарностью вспоминает учителей: историка Ивана Ивановича Терехина, географа Сергея Михайловича Рождественского, литератора-словесника Елену Николаевну Оводкову, преподавателя рисования Вячеслава Георгиевича Уткина.

Очень любил читать книги. В Сасове было четыре библиотеки, и во всех Слава был одним из самых активных читателей. Читал все: приключенческую литературу, исторические романы, фантастику, стихи, письма великих людей и, разумеется, классику.

Часто после школы Слава вместе с братом и сестрами отправлялись пешком в Саблино, что неподалеку от Сасова, к дедушке и бабушке.

Бабушка к их приходу доставала из печи пахучий хлеб. Славик бежал в погреб за душистым, приправленным мятой квасом. Дружно садились за стол, и незамысловатая еда казалась слаще всяких конфет...

В зимние вечера мальчишки забирались на широкую, дышащую теплом печь. Коптила керосиновая лампа. Отблеск печного пламени рисовал на бревенчатых стенах причудливые фигуры. Бабушка возилась у печи, а дед неспешно рассказывал: о водяных и лешаках, о домовых и нечистой силе... И мальчикам казалось, что дедушкин дом и врямь заселен этими сказочными персонажами.
Не оттуда ли, из детства, началось (пускай только подспудно) увлечение Коростылева этнографией? Сельский труд и быт, народные предания и поверья, традиции и праздники - словом, весь уклад патриархальной деревенской жизни был знаком Вячеславу сызмальства. Но впереди был долгий путь учебы, приобретения жизненного опыта, чтобы осознать, насколько важно сохранить эти народные ценности (к сожалению, преходящие).

Как правило, почти все зимние каникулы, а иногда и летом Слава жил у родственников в Москве. Научился быстро ориентироваться в метро, стал самостоятельно знакомиться с достопримечательностями столицы. Особенно большое впечатление произвел исторический музей и кремлевские златоглавые соборы: потемневшие иконостасы, фрески, церковная утварь. Перед ним как бы открылся другой мир: словно кирпичная кладка под слоем штукатурки, перед его мысленным взором открылись ряд за рядом давным-давно канувшие в Лету года и века. Не раз ловил себя на мысли: «Эх, заглянуть бы хоть на миг во времена Юрия Долгорукого или Ивана Калиты! Или хотя бы лет на сто назад... Вот было бы интересно!»

В 1965 году, после окончания школы, перед Вячеславом не стоял вопрос: куда пойти? Выбор давно сделан. Поступил в Рязанский государственный педагогический институт -
и сразу окунулся в шумную, веселую студенческую жизнь. Энергии хватало на все: на учебу, на работу, на участие в художественной самодеятельности - пел, танцевал, читал стихи со сцены, играл в КВН... Приятели-студенты тянулись к нему, как к магниту.
- Институтские годы для меня - самая светлая пора жизни, — делится сокровенным Вячеслав Васильевич. - В эти годы я увлекся фотографией, иконописью, историей религии в целом. Изучая Древний Египет, поразился: это ж надо - на протяжении тысячелетий народ работал не для настоящего, а для будущего! Это трудно понять даже сейчас... Не раз задумывался и над таким вопросом. Иконопись, фрески - это история в образах, но как же так получается, что они понятны и почитаемы миллионами людей на огромном пространстве? А колокольные перезвоны? Ведь под эти звуки, как по камертону, на протяжении веков настраивалась и очищалась душа русского народа. Невольно приходит в голову такая мысль: по какому звуку, по какому слову, по какой идее настраиваются наши души сегодня? По звукам и зрительным образам рекламы? Но под такие звуки могут вырасти только бездушные особи мужского и женского пола - не более того. Где те заветные слова и образы, которые помогут нам преодолеть раздор, раздрай, цинизм, хамство, растащиловку, лень, иждивенчество, бандитизм?.. Знаю одно: не веря в настоящее и плохо представляя будущее, я работаю над прошлым своего народа, и в этом прошлом - представьте себе! - нахожу только чистое, светлое, красивое. Я понимаю, что мое сознание действует избирательно, но меня это устраивает!

Так рассуждает Вячеслав Коростылев сегодня. А тогда, в студенческие годы, только начал закладываться фундамент его мировоззрений. И, слава Богу, сложился удачно.

В институте, ярко проявились черты прирожденного лидера. А коль так, надо стараться быть лучшим во всем. Он хорошо зарекомендовал себя в стройотряде, на целине в Казахстане. Строили жилые дома, баню, коровники, мехмастерские. Но при этом еще «строили» себя, свои характеры.

Целина испытывала студентов на прочность, формировала характеры, потому и осталась для стройотрядовцев одной из самых ярких страниц жизни.

В первый же день работы Вячеслава Коростылева и Александра Канунникова отправили на машине в степь - набивать матрасы соломой. Забрались в кузов грузовика - и поехали. День был ясный. Солнце купалось в небесной голубизне. Открывался такой простор, что на память приходили есенинские строки: "Не видать конца и края - только синь сосет глаза..."

Начали работать. Дело спорилось. Не заметили, как небо подернулось густой синевой, потом заклубились тучи, налетел сильный порывистый ветер, который пригибал степную траву, швырялся в лицо колкой пылью и выхватывал из рук пучки соломы. Сразу резко похолодало, и хлынул ливень, а затем застучали по земле крупные, величиной с лесной орех, градины... Коростылев огляделся. Машина стояла далековато, а град лупцевал их по спинам, по головам.
- Сашка, бежим к скирду! - крикнул он. С трудом забились в спрессованный скирд. Ветер свистел. Тяжелые градины барабанили в солому, гром разрывал небо на части. И вдруг все внезапно стихло. Непогода понеслась дальше по бескрайней степи, на небе появилось солнце, и уже не верилось, что несколько минут назад бушевал ливень. Когда ехали обратно, солнце жарило вовсю, а вдоль наезженной дороги лились потоки воды вперемешку со льдом...
— Большое влияние на меня оказали преподаватели института Петр Павлович Кирьянов, Николай Григорьевич Соколов, Константин Андреевич Малафеев, Владимир Иванович Селиванов, Раиса Александровна Фридман, - вспоминает В.В. Коростылев. -Это были талантливые ученые, мудрые преподаватели, яркие личности. Они никогда не были высокомерными по отношению к студентам, но и не фамильярничали с нами. Именно они создавали то неповторимое чувство единой институтской семьи, которое не покидает меня и сейчас. Такого чувства я не ощущал больше нигде и никогда. Может, оно присуще только юности? Не знаю...

В 1971 году, успешно сдав государственные экзамены и получив диплом учителя истории и французского языка, Вячеслав поехал по направлению в Ункосовскую восьмилетнюю школу Чучковского района. Но учительствовать пришлось недолго, так как вскоре был переведен в Сасовское летное училище на должность референта-переводчика, а затем стал помощником начальника училища по работе с иностранцами. В мае 1972 года Вячеслав был призван в армию. Через год вернулся со службы отличником боевой и политической подготовки.

Приехав в Рязань, встретил давнего знакомого - Сашу Ножкина, работавшего в ту пору секретарем обкома комсомола. Приятели дружески обнялись.
-  Славка! Сколько лет, сколько зим... - обрадовался Ножкин. - Какими судьбами?
- Да вот, вернулся из армии, думаю поступать в аспирантуру...
-  Какая к черту аспирантура! Успеешь еще ученым стать. Пошли со мной, работа есть - не пожалеешь, - сразу взял быка за рога Ножкин.

Через два часа Вячеслав Коростылев был принят на работу в обком комсомола. Поселился в общежитии. Пошла новая жизнь... Итак, для Вячеслава комсомольская работа началась в 1973 году, с должности начальника областного штаба студенческих строительных отрядов. В 1975 году открылась новая «целина» - зарубежная: Вячеслав возглавил международный ССО «Союз», работавший в Болгарии, на строительстве турбазы в городе Ловече - побратиме Рязани. В том же году он был назначен заведующим отделом пропаганды и культурно-массовой работы обкома комсомола. Логическим продолжением карьеры стала работа в должности инструктора отдела культуры обкома партии, куда его перевели в 1979 году. Постоянные командировки в районы области, работа с театрами, библиотеками, клубами, учебными заведениями, творческими союзами - все это давало опыт организации и проведения крупных и малых мероприятий, опыт работы с людьми. У Коростылева все получалось. И вот самостоятельная работа.
23 февраля 1982 года он переступил порог областного центра народного творчества, директором которого его назначили.

Дом народного творчества в Рязани был создан 1 февраля 1941 года. За сорок «докоростылевских» лет здесь сменилось 19 директоров. И хотя Дом народного творчества незадолго до прихода В.В. Коростылева нарекли областным научно-методическим центром, суть от этого не изменилась. Власть имущие рассуждали так: «А-а, центр народного творчества и культпросветработы? Несерьезная организация - два притопа, три прихлопа...». Так оно, по сути дела, и было.

Новый директор решил поставить на ноги вверенное ему учреждение, называемое длинной, несуразной аббревиатурой: ОНМЦ НТ и КПР.

Перво-наперво поставил целью создать коллектив профессионалов-единомышленников. Прекрасно понимая, что на первых порах ему все спишется, Коростылев в течение нескольких месяцев в основном обновил коллектив. На место «штатных сидельцев» (вернее сиделок) пришли молодые специалисты - выпускники Московского и Тамбовского институтов культуры. Так постепенно был создан творческий, способный решать многие задачи коллектив единомышленников.

Теперь предстояло заявить о себе. Директор предложил провести в Рязани областной праздник фольклорных коллективов. Обзвонили все районы. Подготовили программу праздника, расклеили афиши. В июне 1983 года в областной центр съехались коллективы из многих районов области - свыше полутора тысяч человек! В «зеленом театре» на сцене деревенские бабушки пели и плясали под гармошку, а зал был почти пуст - набралось десятка четыре зрителей...

Провал мероприятия - налицо. Коростылев схватился за голову: что делать? Решение пришло само собой - как в восточной пословице: «Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе». Решили проводить фольклорные праздники на местах - в районах области. И попали, что называется, в десятку, многому учились на ходу, нарабатывали опыт проведения крупных зрелищных мероприятий на открытых площадках, с тысячами самодеятельных артистов и зрителей. Михайлов, Скопин, Сараи, Сасово, Спасск, Путятино, Шацк, Шилово - эти и другие райцентры поочередно становились «столицами» областных праздников. А когда Центр народного творчества стал проводить фольклорные праздники в Рязани и в Константинове, во время есенинского праздника, успех превзошел все ожидания. Да оно и понятно: программы были «обкатаны» в районах, народ уже не смотрел на сельских песенниц, разодетых в прабабушкины народные костюмы, как на инопланетян. Да и антураж у фольклорных праздников был соответствующий - территория кремля, где дополнительную акустику создавали стены древних соборов, и константиновские просторы, есенинская «страна березового ситца».

За фольклорными праздниками последовали эстрадные, молодежные фестивали, смотры народных театров, выставки художников-любителей, фотомастеров, изделий прикладного искусства. О Рязанском Центре заговорили. В 1986 году Центр был признан победителем Всесоюзного соревнования, т.е. лучшим в стране. Да и сам Дом творчества усилиями Коростылева и реставраторов превратился в сказочный терем, украшенный деревянной резьбой, резными карнизами и затейливыми башенками - словом, стал таким, каким был в дореволюционное время, когда здесь располагался летний клуб Рязанского дворянского собрания.

Казалось бы, верная стезя найдена, и надо творить дальше. Но Коростылев стал беспокоиться: из года в год мероприятия, проводимые Центром, повторяются. Жизнь словно шла по замкнутому кругу. С тревогой Вячеслав Васильевич замечал, что год от года стареют песенницы, теряют голоса, а иные ушли в даль неминучую, откуда не возвращаются... Редко кто из молодых подхватывает недопетые песни матерей и бабушек. А сохранить народные обычаи, праздники, песни и танцы, одежду и утварь - Коростылев был уверен - необходимо. Иначе русская душа жить перестанет.
Решение пришло неожиданно: надо создать и издать нечто под условным названием «Рязанская этнографическая энциклопедия»! Да, это будет нечто значительное. Но как привлечь к делу специалистов? Ведь работа может затянуться на десятки лет. И тогда пришло новое решение: пусть каждый из будущих авторов работает по своей теме, но издавать их труды нужно сейчас. Значит, нужно выпускать в свет отдельные авторские сборники, а для этого нужно организовать периодическое издание. Как это делается - Коростылев не знал, но от идеи отступать не собирался. Сел за рабочий стол и написал приказ: «Учреждаю журнал «Рязанский этнографический вестник». Главным редактором назначаю себя».

Было это в феврале 1992 года. А спустя некоторое время директор Центра вместе со своими сотрудниками вклеивал цветные фотографии в первый, самиздатовский выпуск журнала. Работу сотрудницы Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника Т.М. Панковой «Рязанский традиционный народный костюм» отпечатали на машинке и размножили на ротапринте. Весь тираж составил 200 экземпляров, а фотографии - подумать только - около пяти тысяч штук! - вклеивали вручную. Моделями для снимков послужили сотрудницы коростылевского Центра и историко-архитектурного музея-заповедника. В Центре народного творчества состоялась презентация первого самиздатовского номера журнала.
- Для меня стало сразу ясно, что к изданию журнала нужно привлечь профессионалов, крупных ученых, иначе это будет чистой воды самодеятельность. Я съездил в командировку в Москву, Петербург, встретился с известными учеными-этнографами Натальей Николаевной Гиляровой, Валерием Александровичем Тишковым, Изабеллой Иосифовной Шангиной. И - представьте себе! - мою идею поддержали в обеих российских столицах! Ученые-этнографы, историки, музыковеды изъявили желание сотрудничать с нами. Таким образом, проект «Рязанская этнографическая энциклопедия» обрел крылья.

Вслед за «первой ласточкой» из «гнезда»  Коростылева «выпорхнули» и другие выпуски «Рязанского этнографического вестника»: «Детский фольклор Рязанской области» и «Музыкальный фольклор Рязанской области» Н.Н. Гиляровой, «Вышивка Валентины Васильевны Грумковой» Т.Н. Климовой, «Рязанская глиняная игрушка» А.Н. Фрумкина, «Музыкально-обрядовый фольклор Рязанской области» Л.Д. Сипиной, «Рязанская свадьба» Е.А. Самоделовой, «Этнография Рязанского края» и «Рязанские казаки в XVI-XVIII вв.» Б.В. Горбунова...

За десять лет издано тридцать выпусков "Рязанского этнографического вестника". В издательском портфеле еще около пятнадцати уникальных рукописей. А, как известно, у Коростылева ничего в долгом ящике не залеживается. Так что проект живет и успешно развивается.

Первыми, кто поддержал начинание В.В. Коростылева, были рязанские журналисты. Они сразу поняли, что в Центре народного творчества затеяно и успешно осуществляется серьезное дело. Да к тому же с началом повальной «суверинизации» бывших республик Советского Союза во всех регионах возрос интерес к этнографии. Задумались и русские: кто мы есть на этой земле, где истоки нашего самосознания? Словом, выпуск «Рязанского этнографического вестника» пришелся как нельзя кстати.  Сотрудники Центра народного творчества разослали первые выпуски по музеям и библиотекам, по учебным заведениям и учреждениям культуры области. Отовсюду стали поступать восторженные отклики. Библиотека Конгресса США подписалась на журнал. Как выяснилось, «Рязанский этнографический вестник» - единственное в своем роде издание в России.

Только тут В.В. Коростылев понял, как глубоко он копнул, какой ценнейший пласт истории русского народа обнаружил. Решив «застолбить» и укрепить свои позиции, он 4 февраля 1994 года зарегистрировал свое детище в Министерстве печати и средств массовой информации РФ и, таким образом, от самиздата вышел на общероссийский уровень. Некоторое время спустя Министерство культуры РФ выделило один за другим сразу три гранта на издание журнала. Вот так стараниями заинтересованного человека Рязань стала одним из этнографических центров России.

Однако журнал журналом, а директор Центра решил пойти еще дальше. Самому ему не раз приходилось бывать в экспедициях по сбору рязанского фольклора. Сама судьба вывела его на встречу с музыковедом, профессором Московской консерватории Н.Н. Гиляровой. Наталья Николаевна исколесила и исходила пешком едва ли не все села рязанской глубинки, в которых живет еще меткое народное слово, поются старинные песни нашего края. Экспедиция Гиляровой многие годы записывала музыкальный фольклор Рязанского края. Так, песня за песней, набралось более 12 тысяч записей! Но как сделать это богатство доступным не только узкому кругу специалистов, но и любителям народной музыки?
В.В. Коростылев загорелся новой идеей -выпустить серию пластинок с записью народных песен Рязанской стороны. Так родился проект «Антология музыкально-обрядового фольклора Рязанской области», и уже в ноябре 1992 года в Центре народного творчества состоялась презентация первой пластинки этого цикла «У нас горенка высока». Виниловый диск-гигант был выпущен на фирме «Русский диск» тиражом пять тысяч экземпляров. На пластинке было записано 19 свадебных, протяжных, плясовых, хороводных песен в исполнении фольклорных коллективов сел Ермолово и Любовниково Касимовского района, села Секирино Скопинского района, Борки - Шацкого, Кутуково - Спасского, Отрада - Путятинского. Выход в свет диска «У нас горенка высока» стал большим событием в культурной жизни края. Жаль, что большинство «деятелей от культуры» не придали этому событию подобающего значения. Однако брешь была пробита, и вслед за первой пластинкой были выпущены и другие: «Песни Кутуковой горы», «Песни Мещерской стороны», «Рязанский хоровод».

За дисками-гигантами последовали лазерные компакт-диски с записями музыкального фольклора Рязанского края. К настоящему времени выпущено четыре пластинки и шесть компакт-дисков, продолжительность звучания которых составила 554 минуты. Пластинки и диски красочно оформлены, снабжены расшифрованными записями звучащих песен, фотографиями исполнителей, пояснительными статьями музыковедов. Названия лазерных дисков «говорят» о географии записей: «Песни села Секирино Скопинского района», «Народные песни и инструментальные наигрыши Шацкого района», «Народные песни Касимовского района», «Песни земли Рязанской». Но особенно дорог для Вячеслава Васильевича диск «Воскресшие голоса Рязанской земли». Ведь на нем запечатлены голоса жителей старинных селений, которые безжалостное время уже стерло с лица земли. Это ж чудо: деревень давно нет и в помине, а голоса песенниц звучат! Сама история словно оживает!

О работе Центра народного творчества заговорили не только специалисты, но и многие радетели русской (и в частности, рязанской) народной культуры. Нашлись и меценаты-благотворители...

Известно, что настоящее созидается, опираясь на прошлое. Прослышав о подвижнической, но драматической судьбе рязанского ученого-этнографа Н.И. Лебедевой, В.В. Коростылев «ухватился» за приближающийся юбилей - столетие со дня ее рождения - и провел в декабре 1994 года Лебедевские чтения, иначе говоря - российскую научную конференцию по проблемам этнографии.

Организаторами столь серьезного научного форума стали Рязанский ОНМЦ и редакция журнала "Рязанский этнографический вестник". Уровень конференции был очень солидный: на Рязанскую землю приехали ученые Института этнологии и антропологии имени Н. Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Московского государственного университета, Государственного республиканского центра русского фольклора, Института востоковедения, Института русского языка и Института мировой литературы имени А. М. Горького РАН, Московской консерватории, Российской академии музыки имени Гнесиных, Российского этнографического музея (Петербург), Российского института истории искусств (Петербург), гости из Тамбова, Уфы... Трудно поверить, что такое оказалось под силу скромному областному Центру народного творчества, но дело было именно так.

...Все возвращается на круги своя. В день столетия со дня рождения Н.И. Лебедевой ее могила на Скорбященском кладбище Рязани была засыпана живыми цветами. Почтить память замечательного ученого-этнографа пришли представители областной и городской администраций, Центра русского фольклора Министерства культуры России, института этнологии и антропологии Академии наук, работники культуры, краеведы... А в здании Центра состоялся вечер, посвященный 100-летию со дня рождения Н.И. Лебедевой.
- Труды Наталии Ивановны возвращаются к нам как раз в то время, когда мы начинаем всерьез говорить о возрождении народной культуры и традиций, - отметил, выступая на вечере, В.В. Коростылев.

Как бывало не раз, слова директора Центра народного творчества воплотились в дела: в 1994 году в одном из выпусков «Рязанского этнографического вестника» были опубликованы работы Н.И. Лебедевой «Духовная культура рязанских крестьян» и «Классификация одежды русских», а также статья Г.С. Масловой о жизни и творчестве выдающейся рязанки. А два года спустя вышел двухтомник научных трудов Н.И. Лебедевой.

Однако В.В. Коростылев и на этом не успокоился. 30 мая 1995 года в Выползове под Рязанью начал работу Первый конгресс этнографов и антропологов России.
- Этнографы и антропологи не собирались вместе с момента распада Советского Союза, - рассказывал В.В. Коростылев. - За это время у нас произошли серьезные изменения. Понятия «этнос» и «народная культура», занимавшие раньше по большей части лишь умы ученых, стали выходить на первые места в политической жизни новых независимых государств. Подъем национального самосознания, взрыв национализма, бездумная «суверенизация» - эти и другие этнополитические реалии не могут быть выведены за рамки «академической» этнологии... Для нормального развития и продуктивного функционирования этнологии надо, чтобы она не уходила от «вечной злободневности» и вновь возникающих вопросов. Их надо выявлять, знать, понимать и решать. Но не со штыками наперевес.

В работе конгресса приняли участие свыше 150 ученых из 52 научных центров страны.

Известность Рязани, как одного из центров развития этнографии, стала в ту пору столь широкой, что некоторые ученые, приглашенные на конференцию, но не сумевшие приехать, прислали В.В. Коростылеву свои доклады - знали, что в его надежных руках ученые труды не пропадут, а найдут выход к читателям в «Рязанском этнографическом вестнике» либо в каком-то ином издании.

С тех пор «господину Коростылеву» не раз приходили приглашения принять участие в международных конференциях по проблемам этнологии. Он был избран членом президиума Ассоциации этнологов и антропологов России, членом президиума Российского союза работников культуры.

В 1996 году коллегия Министерства культуры России одобрила опыт работы Рязанского научно-методического центра народного творчества, вновь признав его, таким образом, лидером в своей сфере.

В.В. Коростылеву довелось участвовать в международных конференциях по проблемам народной культуры, проходивших в Минске, Владикавказе, в Новгороде.

В октябре 1998 года Вячеслав Васильевич отправился в столицу Кипра Никосию на Европейскую конференцию по народному творчеству. Коростылева - единственного из россиян (!) - пригласил принять участие в этой конференции лично господин Александр Вайгель, генеральный секретарь международной организации по народному творчеству при ЮНЕСКО. На средиземноморский остров прибыли ученые из 25 стран, и эти корифеи этнологии высоко оценили яркое, эмоциональное выступление рязанца.

Подводя итоги конференции, господин Вайгель заметил: "Среди нас - люди, которые в основном занимаются одним направлением: ученые, которые только работают в экспедициях; специалисты, изучающие отдельные аспекты этнографии... Уникальность же господина Коростылева в том, что он и его Центр делают всё..."
Может показаться, что весь его жизненный путь (во всяком случае - его часть, связанная с Центром народного творчества) усыпан розами. Но это далеко не так. Просто Коростылев нашел себя в жизни, еще раз своей судьбой подтвердив старую пословицу: «Не место красит человека, а человек - место».
4 августа 1995 года Вячеславу Васильевичу Коростылеву было присвоено звание заслуженного работника культуры Российской Федерации.

Александр ПОТАПОВ.

РЕШЕНИЕМ РЯЗАНСКОГО ГОРСОВЕТА ОТ 11 СЕНТЯБРЯ 1997 ГОДА ЗА № 222 ЗАСЛУЖЕННОМУ РАБОТНИКУ КУЛЬТУРЫ РФ ВЯЧЕСЛАВУ ВАСИЛЬЕВИЧУ КОРОСТЫЛЕВУ ПРИСВОЕНО ЗВАНИЕ «ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН ГОРОДА РЯЗАНИ».

По материалам книги "ПОЧЕТНЫЕ ГРАЖДАНЕ ГОРОДА РЯЗАНИ"